никогдождь,
broken people get recycled
господи Боже, какие же глупости. какие еще нужно придумать слова из этих 33 букв, чтобы люди поняли. какие еще нужно зеркала, чтобы увидели себя настоящих.
когда кто-то сбивает локти и срывает ногти, но вылезает из грязной помойной ямы, оставшиеся в ней никогда ему этого не простят, да они скорее перегрызут горло, чем рискнут сделать то же самое. потому что у них автоматически появляется чувство жуткой ущербности. кто мешает-то, господи, лезь-то недалеко. то, что кто-то освобождается от грязи, не означает, что он охуеннее других, это означает только то, что он освободился от грязи и пошлости, которую собирал в себе всю жизнь. успокойтесь же люди, милые, у меня нет заборов. подходите, пинайте, мне-то ведь здесь уже ничего не страшно. мне здесь хочется всех обнять, пожалеть и отдать тепла. ничего же вы обо мне не знаете сейчас, ни единого слова. а умерших нехорошо как-то пинать

в детских сказках, как всегда, всё правильно: обернёшься — окаменеешь.


и еще скажу