никогдождь,
broken people get recycled
я не знаю, вкладываешь ли ты год спустя в эти строчки столько, сколько я в них читаю.
мне кажется, мы так часто говорим все эти глупости от того, что мы больше не пишем писем друг другу.
мне кажется, мы так часто не слышим друг друга от того, что мы так близко, ближе, чем может представить себе природа.
но все эти глупости не стоят ни одной буквы из этого письма, ни одной запятой на салфетках, которые я храню

я люблю тебя